bottom
Афины
Курс валют:

Удивил демос феном. Макрон захотел отреформировать Европу без спроса

09.09.2017
06:46
UTC+02:00
© AFP 2017 / Ludovic Marin
Обязательная программа у Макрона получается так себе: оценки на родине все ниже и ниже. Зато показательные выступления – на зависть многим. И даже Меркель. Ведь его речь в Афинах – это был вызов лично ей.


Он не так-то прост, этот мальчик. Вероятно, подумала Ангела Меркель. А может, где-то в глубине души и екнуло что-то: мол, "я сама была такою триста лет тому назад". Она же, правда, будто вечная. Сидит и не шевелится. В отличие от нее Эммануэль Макрон не волшебник, а только учится. И, видимо, не у нее. Потому что с идеей реформировать ЕС он явно выступил без спроса. А эту свою фразу – "мы должны начать с сильной самокритики" – и вовсе мог произнести по-немецки, чтобы сразу дошла до адресата.

Хотя сам начал не с этого. Все-таки Греция, Афины, колыбель демократии, Пникс, откуда все пошло. Самое место, чтобы взглянуть в будущее из прошлого. Пожалуй, появись он в хитоне, даже это никого бы не удивило. Но он по-гречески всего лишь произнес первые слова. "Здесь 2500 лет назад греки изобрели демократию. Это большая честь – говорить здесь". И перешел на французский. Но так, словно брал уроки лично у Демосфена. Великий оратор – тот частенько проигрывал "рэп-баттлы" из-за того, что не умел импровизировать. Сам признавал, что долго думает, но не сомневался, что его ответы останутся в истории. И ведь его помнят, а не его победителей.

Макрон готовился. Что ни пассаж, то прямое попадание в анналы. В раздел "очевидности". "Мы, европейцы, граждане Вавилона, со многими языками и разными культурами". Или вот еще: "Демократия, суверенитет, культура – три вещи, которые мы должны предложить молодежи". Ну и само собой: "Мы нуждаемся в Европе и должны найти силы для возобновления Европы". Хотя это, пусть и не слово в слово, но, по сути, плагиат. Правда, Олланду идея реформировать ЕС так, чтобы, как он говорил, было "больше Европы", пришла в голову под конец его срока. К тому времени во Франции он уже стал самым непопулярным президентом.

Макрон до этого еще не дошел, но движется в том же направлении. Обязательная программа у него получается так себе – оценки на родине все ниже и ниже. Зато показательные выступления – на зависть многим. И даже Меркель. А ведь это был вызов лично ей. Все же помнят, как она давила Грецию и в конце концов продавила. А он в Афинах назвал хоть и не состоявшийся, но уже сформулированный Grexit провалом всего ЕС. Тут-то и сделал предложение, от которого, как он думает, трудно отказаться.

"Я предлагаю не обсуждать новую Европу только за закрытыми дверями. Пусть народы обсудят, какую Европу они хотят". Надо, говорит, вернуться к истокам и найти то, что объединяет веками – европейскую цивилизацию. Про то, что ее теми же веками разрывали всякого рода конфликты, вспоминать не стал. Надо, сказал, выбраться из дилеммы, когда с одной стороны – "да" или "нет" на популистском референдуме, а с другой – боязнь референдумов. Ага, сейчас все бросим, отмахнулись в Каталонии – и с не меньшей любовью к единой Европе продолжили готовить референдум об отделении от Испании.

Надо, призвал он, прекратить "гражданскую войну" в Европе и прийти к общему знаменателю. Ну-ну, усмехнулись в Варшаве и Будапеште. Им даже Европейский суд не указ: как не принимали мигрантов, так и не собираются. А тут французский выскочка, которому Польша один раз уже дала понять, что он напрасно думает, будто самый умный. В общем, возможно, Демосфен бы им гордился. Но что позволено оратору, маловато для президента. Тоже мне, скажут о нем, удивил демос феном. Хотя Цезарь ведь начинал с того же. "Лучше быть первым в Греции". А до Макрона здесь так еще никто не говорил.
Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik






Новостная рассылка
Подписаться
Вы успешно подписались.

Последние


top
На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее › Соглашаюсь
 Присоединяйтесь к намЗакрыть